«Нет задачи мониторить отдельную отрасль», — Марина Третьякова, руководитель управления Федеральной налоговой службы (ФНС) по Москве

Чтобы лучше узнать, как работают столичные инспекции, новый руководитель управления ФНС по Москве Марина Третьякова решила объездить их как простой посетитель. Она считает, что за два месяца работы ей уже удалось улучшить ситуацию. Но и само ее ведомство оказалось вовлеченным в громкое уголовное расследование.

- Как вы оцениваете ход расследования по возмещению НДС 28-й инспекцией? ФНС указывает на нарушения, допущенные бывшим начальником инспекции Ольгой Степановой, она же в своих показаниях фактически обвиняет вашего зама Ольгу Черничук, чей кабинет следователи уже обыскали.

- Летом ФНС проверяла возмещение НДС по всей стране. В Москве для проверки были отобраны три инспекции с наибольшими объемами возмещения - № 28, № 25 и № 9. 28-я оказалась рекордсменом, в том числе вызвало подозрение возмещение 4,4 млрд руб. девяти компаниям в 2010 г. Это огромная сумма для территориальной инспекции. Шесть из них потом мигрировали в Тверь и прекратили существование, одна сменила инспекцию в Москве с 28-й на 1-ю, две остались в 28-й. В ноябре Степановой было вынесено предупреждение о неполном должностном соответствии, а ФНС направила в правоохранительные органы материалы, по которым было возбуждено уголовное дело.

- Но оно приобрело неожиданный для ФНС оборот - СКП возбудил дело лишь по одной из этих девяти компаний, зато добавил эпизод о попытке возмещения НДС другой фирмой - «ЭС-контрактстрой». В этом новом эпизоде и фигурирует Черничук, которая, со слов Степановой, пыталась помочь компании получить НДС.

- «ЭС-контрактстрой» переехал в 28-ю из Архангельска и почти сразу попросил возместить ему огромную сумму НДС - 1,9 млрд руб. Ему было отказано в марте, и компания не стала оспаривать решение, а сразу подала уточненную декларацию. Где тут событие преступления? Черничук достаточно профессиональный сотрудник. Она не курирует НДС сейчас, хотя и курировала прошлой осенью.

- Какие материалы были изъяты при обыске в управлении?

- По «ЭС-контрактстрою», а также протоколы заседания комиссии, на котором рассматривалось возмещение НДС ряду компаний, в том числе «ЭС-контрактстрою».

- Какими будут дальнейшие шаги следствия?

- Не знаю, ФНС направила жалобу в Генпрокуратуру на действия следствия. С Черничук после обыска я не общалась. Она на больничном.

- Но как 28-я инспекция могла без согласия управления возместить такую сумму - 4,4 млрд, примерно по 500 млн руб. каждой компании? Ведь решение о возмещении НДС свыше 5 млн принимает комиссия при управлении Москвы.

- Во-первых, это было до меня. Во-вторых, комиссия дает только рекомендацию, а решение принимает начальник инспекции.

- И часто решение отличается от рекомендации комиссии?

- Пока у меня нет такой статистики.

- А это не конфликт прежнего и нового руководства ФНС и московского управления?

- Не могу комментировать.

- По вашему прогнозу, как он разрешится?

- Справедливо.

- Будут ли еще проверки инспекций?

- Да, всех сорока.

- А вы будете проверять более ранние периоды по 25-й и 28-й инспекциям? Именно через них были, возможно, похищены более 8 млрд руб. из бюджета в виде возврата налога на прибыль, в том числе по нашумевшему делу Hermitage.

- Не готова сказать.

- Какой была ситуация в московских налоговых органах, когда вы их возглавили?

- Показатели были плачевными. Наверное, был и кризис причиной, но и администрирование тоже. Раньше Москва отставала от России в целом, а теперь идет вровень, растут поступления имущественных налогов, а база по ним не зависит от ситуации в экономике.

- Как добиваетесь этого?

- Мы ежедневно мониторим каждую инспекцию по каждому крупнейшему налогоплательщику. Это мобилизует сотрудников. Если спрашивать работу каждый день, люди начинают выполнять ее. Налаживаем работу с другими ведомствами, повышаем квалификацию работников инспекций: с понедельника установлен график их обучения сотрудниками управления.

- А не произошло чрезмерного ужесточения? Бизнес жалуется на злоупотребления, инспектора оправдываются, что на проверках выполняют план.

- Плана нет. Ведь если, пытаясь выполнить какой-то план, инспектор допустит нарушение, его решение будет отменено апелляционной службой или судом. А если проиграешь суд, то пойдут проценты. А у нас ситуация в судах улучшилась. В I квартале выиграно 91% дел и 50% по сумме, год назад - 89 и 40%.

- А есть ли отрасли, налоги, направления, которым вы будете уделять наиболее пристальное внимание?

- Нет задачи мониторить отдельную отрасль. Лучше сделать шаг вперед всем вместе, чем резко улучшить работу по какой-то отрасли или направлению. Если плохо сработали контрольщики, суд будет проигран и работа всех подразделений уйдет в корзину.

- Какие ваши цели?

- Первостепенная - снизить задолженность. Темпы ее роста кардинально снизились - за I квартал она увеличилась всего на 3,7 млрд руб. против 32,5 млрд год назад. Работаем с приставами, с казначейством, приглашаем крупных должников в управление. Было шесть таких встреч, две организации моментально заплатили. Руководитель ФНС Михаил Мишустин объявил 2011 год годом борьбы с грязными данными. Люди часто жалуются, что получают требование заплатить налоги с имущества, которым давно не владеют. Но ФНС на вершине пирамиды, она оперирует информацией, полученной от 15 ведомств - загсов, ГИБДД, Росреестра. До трети данных приходится перепроверять, исправлять ошибки, а от ФМС мы до сих пор получаем данные на бумаге. Нужно системно решать проблему, может, не всегда стандартными путями. Например, можно подумать о том, чтобы сделать страховщиков налоговыми агентами, чтобы один из наиболее проблемных налогов - транспортный - уплачивался вместе с приобретением полиса ОСАГО. Тогда и путаницы с данными не будет, и бюджету не придется тратиться на рассылку уведомлений. Еще одно направление - улучшение работы с населением. Мы открываем единый call-центр, в нем будет 58 человек, которых обучают специалисты по разным налогам. Он уже начал работать: меньше потерянных звонков, готовы регламенты, проводится тренинг по общению: как приветствовать, как ответить, как реагировать на вызов - не всегда ведь звонящие сами сдержанны.

- Рассказывают, что, возглавив управление, с инспекциями вы знакомились как простой посетитель, ездили, проверяли, как работают с людьми?

- Откуда вы про это знаете?! (Смеется.) Я много объездила инспекций. Приезжала до 9 утра, хожу, жду, потом смотрю, народ подходит, начинаю спрашивать, когда начнут прием. Был и негативный опыт, не хочу говорить, в какой инспекции, пришлось вызвать вниз весь руководящий состав, моргали глазами, обещали исправиться. Ходила и по инспекциям, смотрела, что в кабинетах. Человек ведь может сидеть на рабочем месте, и компьютер у него включен, только картинка на компьютере совсем не рабочая. Это некрасиво. Я эту работу не оставлю и предупредила начальников инспекций, что буду проверять, как организована работа с налогоплательщиками.

- Как собираетесь бороться с коррупцией?

- Каждый день говорим об этом. Глобальная задача - минимизировать контакты налогоплательщиков и наших сотрудников, используя электронные сервисы.

- Но на выездных проверках это невозможно.

- А при регистрации возможно. Уже семь нотариусов имеют электронные цифровые подписи и заверяют документы. Пока в электронном виде регистрируем индивидуальных предпринимателей, предоставим такую возможность и по юрлицам.

- Через изменения в учредительные документы часто осуществляются рейдерские захваты.

- Чтобы бороться с ними, и нужны электронные сервисы. Уже сейчас все обращения в регистрирующий орган отражаются на сайте, и владелец компании может проследить, были ли попытки изменить документы. Кроме того, вы можете написать заявление с просьбой принимать документы по компании только в вашем присутствии.

- Так может, не нужно продлевать сроки регистрации и вводить правовую экспертизу уставов?

- Ничего этого не нужно. Экспертиза была, и от нее ушли. Но можно ввести дополнительные основания для отказа в регистрации. Мы сейчас не можем отказать, даже если адреса, по которому регистрируется фирма, не существует. Очень помогло бы и ужесточение проверки клиентов банками, например, чтобы банковская карточка фирмы заверялась только в присутствии ее директора.

- То есть ваши главные методы - информационный мониторинг, внедрение технологий и чистота данных, а не борьба с конкретными схемами?

- Надо бороться с причиной проблемы, а не с последствием, ликвидировать условия для применения схем.

 

Источник: http://www.vedomosti.ru




TopList